?

Log in

superdobrov


Интервью с Андреем Добровым

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *

Однажды я уже брал интервью у самого себя. Не потому, что съехала крышечка или зазотелось славы. А просто не часто случаются ситуации, когда журналист так осведомлен о жизни интервьюируемого :) И сейчас решил сделать это снова - тем более, что с момента первого интервью прошло уже много лет.

Вопрос: Андрей. Я слышал, ты снова меняешь работу. За три года это уже третий раз. Стал летуном, как говорили в советские времена? Или не приживаешься нигде больше, чем на год? Характер испортился?

Ответ: Не знаю... Бывают такие периоды, когда переходишь с работы на работу - то в поисках лучших вариантов, то от безвыходности положения. И как правило, это случается в кризис. В прошлый раз - после дефолта. Теперь - после финансового кризиса. Телекомпании тоже ведь оптимизируют бюджеты. Поще уволить высокооплачиваемого сотрудника и вместо него взять человека со скромной зарплатой - переждать проблемы. Так меня уволили с Третьего канала после семи лет службы - сказали спасибо и попросили написать заявление по собственному желанию. И я написал его с легким сердцем.

Вопрос: Почему с легким?

Ответ: Новое руководство - две тетки, как мне кажется, совсем не понимали ничего в телевидении. Вместо городских новостей они хотели сделать такой выдох гламура. Потратили кучу денег на наружную рекламу, сократили триста сотрудников, съездили на Багамы (главред). В общем, если при Писареве это была серьезная игра, то при новом руководстве - непонятно что.

Вопрос: Пугачев тебя хоть обнял на прощание?

Ответ: Какой Пугачев? Емельян?

Вопрос: Тогдашний владелец канала.

Ответ: Я его никогда не видел, никогда не общался и даже не слышал ни разу его голоса. Мне передали, что он не хочет больше видеть меня на канале и все. Но как я понял, новое руководство просто вычищало с канала команду прежнего руководства - типично женская тактика. И ставило на главые места тех, кто будеи им лоялен. Результат - Пугачев имеет проблемы, канал продан Евтушенкову. И это - ещеьоптимальный результат. Жалко только сотрудников. Желонкину, Писареву и Толстому удалось в свое время собрать таких людей, которые сейчас востребованы на других каналах. Прекрасная была команда.

Вопрос: Правда, что параллельно ты работал на РСН. Причем, в какой-то странной должности?

Ответ: Да. Я был ведущим утреннего эфира. И еще несколько месяцев я был тайным гендиректором этой радиостанции.

Вопрос: Тайным?

Ответ: Тогда РСН еще принадлежала Русской медиагруппе. Когда бывший гендиректор Александр Школьник ушел в Совет Федерации, я был представлен владельцам, как новый гендиректор. Они дали добро. Но Кожевников тянул с подписанием приказа. И я сидел в кабинете гендиректора, что-то пытался менять, строил планы, не имея ни бюджета, ни права подписи. То есть, занимался фигней. Потом я понял, что у них уже была договоренность с Сережей Доренко, и меня посадили в кабинет просто держать для него место, пока он не разберется со своими делами на Эхе Москвы.

Вопрос: Не обидно?

Ответ: Было очень. Но мир московской журналистики жесток. Внешне с тобой могут общаться мягко, но при этом разыгрывать вслепую. Это надо либо отвергнуть, либо принять. И если принял, то не обижаться уже.

Вопрос: Но это не унизительно?

Ответ: Это реальность. Реальность часто унизительна, если тебе надо кормить большую семью. К тому же, я не особо парился по этому поводу - я понимал, что пошел один важный и интересный процесс в журналистике, который давал мне надежду не потеряться.

Вопрос: Какой?

Ответ: Возвращения старых кадров. Все, кого отлучили от телевидения, снова были востребованы. Парфенов пришел на Первый. Доренко - сначала в РСН, а потом на Рен Тв. Караулов - на Пятый. Соловьев - на Россию. Это результат нехватки личностей на экране. Людей, которые могли бы зажечь и увлечь харизмой.

Вопрос: Как ты оказался в Единой России?

Ответ: Позвали. Тогда как раз освободилось место заместителя руководителя департамента идеологии ЦИК партии. До меня им был Иван Иванович Демидов. Но он ушел в администрацию президента. Нужен был человек медийный, исполнительный и с достаточно высоким уровнем знания политических реалий и знакомств в политической элите. Поскольку руководителем департамента был мой бывший гендиректор Третьего канала Андрей Писарев, то он меня и позвал. Безработного на тот момент. Это была очень интересная работа для политического аналитика - увидеть изнутри как работает крупнейшая политическая сила страны.

Вопрос: По должности ты был как зам Суслова в КПСС.

Ответ: По должности - да. но ЕР - не КПСС. Сколько бы ее оппоненты на говорили о возрождении монополии на власть, на самом деле единороссам все время приходилось быть в тонусе. Это нам кажется, что раз кто-то получил преимущество, то не расстанется с ним никогда. На самом деле жернова могут вращаться медленно, но остановить их нельзя. За место под солнцем необходимо бороться.

Вопрос: Нет желания подробнее рассказать о своей работе в ЦИК ЕР?

Ответ: Может быть через несколько лет.

Вопрос: Все так ужасно?

Ответ: Нет. ЦИК - это большая и довольно отлаженная машина с очень строгими корпоративными равилами. Просто я занимал достаточно высокий пост и не имею морального права рассказывать о работе там. Я вообще не рассказываю секретов тех учреждений, где работал. Рабочая этика.

Вопрос: Однако про Третий канал...

Ответ: С дамами, которые волей случая стали начальницами Третьего я почти не работал. В моей судьбе они никакой положительной роли не сыграли.

Вопрос: Значит, ты член партии?

Ответ: Нет. Я беспартийный.

Вопрос: Как можно занимать такой высокий пост и быть беспартийным?

Ответ: Можно. Это, конечно, не очень нравилось руководству, но... Мы договорились, что я вступлю в состав стоонников партии. Это такая позиция, на которой ты через полгода можешь вступить в ЕР. А можешь и не вступить. Таким образом ситуация становилась более корректной. Полгода прошло. Мне предложили место руководителя департамента. Это означало уход в политику, партийность и так далее. Я решил, что проще остаться в журналистике. И ушел из ЦИКа.

Вопрос: Испугался ответственности?

Ответ: Это совсем другая работа. И совсем другая жизнь. Уверяю тебя - это место, занять которое охотников в партии довольно много. И не только в партии. Хотя называть ее местом главного идеолога ЕР - это натяжка. Здесь очень много технических функций. Больше, чем идеологических. Идеологию определяют лидеры партии. Руководитель департамента скорее проводит ее в жизнь, чем изобретает.

Вопрос: Сколько ты там работал?

Ответ: Полгода.

Вопрос: Но когда про тебя пишут, то создается впечатление, что ты там проработал чуть не десять лет.

Ответ: потому что для многих журналистов это кажется пикантной подробностью - на Пятый канал пришел человек, который работал на идеологию ЕР. А уж что говорить, когда я пришел на Рен ТВ! Логика простая - ЕР расставляет своих людей на информационные каналы.

Вопрос: Ну конечно! Для единороссов ты ведь теперь не чужой.

Ответ: В 99 году я те же полгода работал советиком Немцова на выборах в Нижнем. Выводы? Я хорошо знаком с Зюгановым, Жириновским. Вообще с большим числом политиков в России самых разных направлений. Это моя работа. И моя жизнь. Это как если обвинять геолога, что он отдает предпочтение сланцам перед гранитом.

Вопрос: Ты год вел программу на Пятом. А потом ушел. Почему?

Ответ: Устал. По первоначальной договоренности мы должны были ездить в Питер полгода. А потом переехать в Москву. Когда стало понятно, что после смены руководства канала программа останется в Питере, я пришел и честно, за четыре месяца предупредил - устал каждую неделю ездить туда-обратно. За год я намотал два кругосветных путешествия ночью, лежа. Якунин мог бы нанять меня гидом по поездам Октябрьской железной дороги. Я знаю, как спасаться от кондиционеров с помощью полотенца. Где лучший кофе. Где находится открывалка для пива и как раздвигать столик в Красной стреле.

Вопрос: И ты пошел на Рен ТВ.

Ответ: Не сразу. Сначала я взял отпуск и стал получать предложения о работе. Было много итересных. Но потом мне позвонил Владимир Тюлин, с которым я начинал работать на Пятом. Только теперь он уже стал главным редактором Рен ТВ. И предложил - раз уж я в Москве, не хочу ли поработать на этом канале. Михаил Глебович Осокин несколько лет вел ночные новости - это очень утомительно. И на канале решили взять еще кого-то, кто разгрузил бы его, работая неделю через неделю. Именно это мне и предложили.

Вопрос: Но канал считается либеральным. А ты со своим имиджем империалиста и консерватора можешь ли вписаться в его вектор? Тем более работая в то же время, что и Осокин?

Ответ: Я журналист. И занимаю свою позицию. Которая была выработана не за полгода работы в ЕР. А за двадцать лет работы в профессии. Для меня вопрос стоит так - вот человек, который утром послушал новости в машине, днем прочитал их в интернете, вечером посмотрел в телевизоре. На фига ему включать телевизор в одиннадцать вечера, чтобы еще раз посмотреть то, что он уже и так слышал, читал и видел?

Вопос: Да. На фига?

Ответ: Он может сделать это по двум причинам. Если ему нравится ведущий как человек. И если этот человек расскажет ему подробности, заставит взглянуть на события прошедшего дня по новому. Даст информацию, которую можно будет завтра утром обсудить с друзьями и родными. Вот и вся идеология программы.

Вопрос: Как в ЕР отнеслись к вашему переходу на Рен ТВ?

Ответ: Я не знаю. Либо не заметили, либо немного насторожились - я перехожу в поле, традиционно оппозиционное. Но меня сейчас больше интересует будущий зритель - смогу ли я сделать то, что хочу. Тот продукт, который станет интересным.

Вопрос: О кей. На сегодня закончим. Но в следующий раз поговорим о твоей книге и твоих музыкальных проектах.

Ответ: Хорошо. Если сначала меня не объявят сумасшедшим, который разговаривает сам с собой.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Метки:
* * *
* * *
[User Picture]
On Сентябрь, 12, 2011 20:17 (UTC), krukov commented:
Я был настолько поражен вами в 24 на РенТВ, что нашел даже это!
* * *

Previous Entry · Оставить комментарий · Поделиться · Next Entry